воскресенье, 13 ноября 2016 г.

Игра на клавишах души


Сквозь метель и буран, я все-таки добралась до Театра Юного Зрителя на Пионерской площади, куда я чудесно попала по приглашению сообщества питерских блогеров и Ксюши, куратора этого направления
Снег, заносы сделали свое «грязное» дело – я опоздала, но к моему удивлению, спектакль начался как только я устроилась в своем кресле.
Я очень выборочна в выборе своего времяпровождения, но в этот раз мои желания больше, чем оправдались.
Небольшой, практически камерный зал  - всего 15 рядов и с моего 8 ряда было все видно и слышно замечательно.

Спектакль «Игра на клавишах души»  Александра Бурдонского поставлен для Людмилы Чурсиной. Этой диве, которая из «живого трупа» в «замызганном» халате в первых сценах, превращается в шикарную молодую женщину в элегантных платьях с обнажённой спиной до самой крайней точки, 75 лет??? Просто не верится глазам. И Людмила Алексеевна выглядит намного моложе своего паспортного возраста и работа художника по костюмам Андрея Климова заслуживает всяческих похвал.

Но за эмоциями я увлеклась.
Спектакль поставлен по пьесе молодого немецкого драматурга грузинского происхождения Нино Харатишвили. Хотя в европейских театрах с успехом идут полтора десятка ее пьес, в Москве это первый спектакль по ее произведению.
Это история о знаменитой пианистке Лив Штайн, ее и играет Людмила Чурсина. Смерть сына повергла героиню в глубочайшую депрессию и жизнь для нее закончилась со смертью сына. Сына, которого она практически не знала, посвятив свою жизнь музыке и спору о музыкальном превосходстве с мужем скрипачом Эмилем в исполнении Александра Дика. Но в её одиночество внезапно вторгается странная девушка Лора. Кажется, она знает о Генри больше, чем его мать. Просьба юной пианистки заняться ее обучением обмен на рассказы о сыне, трогает глубинные струны души матери. И постепенно шаг, за шагом, день за днем, тонко, зажигая воспоминаниями, рассказами, «играя на клавишах души», гостья возвращает героине вкус к жизни и возвращает миру её талант.
Возвращая искусство героини публике, юная гостья раскрывает и свой талант, который превосходит гений учительницы.
Но кто она, юная гостья, дающая всем участникам драмы то, чего им не хватает? Кто она, которая все-таки никогда  не училась с сыном героини в интернате? Все рассказанное правда или фантазия юной лицемерки ради возможности попасть в мир искусства и стать знаменитой? Кого они любит, ради чего, кого она все это затеяла?

Эта интрига держит в течение всего спектакля. Сомнения, метания и все это на фоне музыки  таких разных Рахманинова и Равеля, которая органично сопровождает сцены спектакля. И раскрывает новые интонации, грани в героях, спектакле.   «У нас же душа тоже – у кого-то один регистр, у кого-то – два, двадцать два, поэтому это очень удачное название, – отмечает Людмила Чурсина. – Каждый из нас в своем саркофаге живет и вообще в мире сейчас скукоживается пространство любви, поэтому пьеса очень современная». Спектакль о том, как важно уметь слушать и слышать друг друга, любить и прощать, правильно расставлять ценности и приоритеты, а не лететь по головам других к своей, иногда обманной цели. Произведения Рахманинова и Равеля в сочетании с музыкой современного композитора Владимира Багрова становятся равноправными участниками постановки.

 «То, что мы богом данные какие-то заповеди нарушаем в самом глубоком смысле – вот это меня интересует: чувствовать-любить-чувствовать другого человека, – говорит режиссер. – Поэтому этот эпиграф: “Ни один ангел не спустится поприветствовать меня. Тут только ты и я мой друг” – он основа, цемент всего этого дела».
Я по-новому увидела для себя Александра Бурдонского. Глубокого, вдумчивого режиссера, которого я открыла для себя буквально месяц назад, как человека, благодаря Юлии Меньшовой и ее передаче Наедине со всеми. Удивительный человек, далекий от политики и так многогранно раскрывающий в своем спектакле тему отношений людей, тему человечности, тему одиноких детей при живых родителях, хотя и внук И.Сталина.
Замечательные актеры - молодые актеры, которых я открыла для себя:
Александр Рожковский (Генри, умерший сын Лив), так проникновенно читающий свой дневник в последних сценах. Такие короткие и такие мощные сцены героя, которого мы не видим весь спектакль.
Ксения Таран (Лора, юный ангел, возвращающий к жизни пианистку), кажется, именно она играла в этом составе. Ее игра завораживает, увлекает, держит в течении всего спектакля.
Не могу не отметить Людмилу Татарову-Джигурду, кажется она была в этом составе. Очень точный, гармоничный образ Хелены, директора Лив.

Почти идеальная картинка спектакля нарисовалась. Просто все достоинства спектакля, прекрасной игры актеров перекрывают и большую длительность спектакля, и насыщенность его сексуальными сценами  всех мастей, и громкую интонационность, напоминающие спектакли прошлого века.
Фотографировать было и не удобно перед артистами, да и бабушки бдили за фотолюбителями, поэтому фото из сети интернета