вторник, 4 августа 2015 г.

неделя, после которой все будет по-иному


Отпуск завершен. Постирано, поглажено, почти убрано после двухнедельной поездки. Можно бы успеть еще по списку и все-таки я поставлю, как минимум запятую в отпуске.
Бывают такие моменты, когда видишь, слышишь, читаешь и понимаешь: «Надо. Мне это надо.» И нет никаких сомнений. И  иногда даже не можешь объяснить:«Почему? Зачем? А может и не надо, а может что-то другое…» 
Так и было со мной, когда я прочитала на странице приятельницы о программе Юли Зеликман «Хозяйка»  http://zelikman.ru/
Как оказалось нас  таких оказалось четверо. Понявших, что «надо» и принявших решение в те  дни в марте. И больше никого. 
Я думала, сомневалась. Уже в июне, июле. Да еще в мае. Непонятная ситуация на работе. Напряженная по событиям жизнь последние месяцы. Ремонт и 2 поездки в Москву за 4 недели, командировка в Челябинск. 
И вот 18 июля. Я никогда не ходила в походы и не жила в лесу. Я одну ночь в жизни  ночевала в палатке недавно на Купале с подружкой. Я никогда не ездила так далеко на машине одна. 250 км максимум. Да до Твери с подружкой вместе  пару лет назад.
Но давно было желание – путешествовать на машине, пожить на природе…
Накидала за неделю до отпуска маршрут, забронировала пару гостиниц и 18 июля в путь, в отпуск, в путешествие, в новое.
В итоге маршрут:
18 июля. Санкт-Петербург – Великий Новгород
19 июля. Великий Новгород – Осташков (в Нилову пустынь решила по дороге не заезжать) – Ржев – Вязьма – лесной лагерь у д.Папаево в 12 км от г. Юхнов Калужской области на неделю.
Где-то еще хотелось заехать в Никола-Ленивец. На Архстояние этого года я никак не успевала, да и переночевать мест по приятной цене уже не осталось. Но 26 июля мы закончили все к обеду и поехав в магазин в Беляево, я решила, что проеду до Николы Ленивца. Получилось, правда дольше, чем планировала и шашлык в Папаево меня не дождался. 
27 июля. Козельск – Оптина пустынь – Клыково – Шамордино – Калуга
28 июля. Калуга
29 июля. Таруса
30 июля. Поленово. По факту получилось и в Серпухов заехать.
31 июля. Таруса – Едрово и Валдай, где похоронены мои прадеды и деды и бабушки с ними – Великий Новгород – Санкт-Петербург.
Практически 2000 км или больше. Забитый фото и видео мой небольшой по объему айфон. Разряженный аккумулятор  у машины. Потеряшки на дорогах и найденные вновь пути. Поиск гостиницы в Тарусе в последний день, когда в забронированном месте, что-то с трубами произошло. И … жизнь, что уже никогда не будет такой, как до этой недели в лесу.
И что там было в лесу…
Это был истинно женский тренинг.
Без лозунгов «100 оргазмов за ночь, 50 поклонников за неделю, 10 шуб у ваших ног через месяц и 3 предложения замуж к зиме». Никакого достигаторства, никакого насилия. «Ты должна. Если не сейчас, то когда. Ты тряпка, ты просрала уже свою жизнь и сколько ты это будешь делать.» Даже не представляю, как бы в этом пространстве осуществилась идея совместного параллельного мужского и женского тренингов, как планировалось изначально. Мужской тренинг перебрался на октябрь в Крым.  
Задачи мы, конечно, ставили. Темы по дням были определены. Правда никто не знал, будет солнце или дождь, как мы будем работать сможем ли мы сделать и высушить маски и еще, еще….
А дальше … 4 женщины, равных в своей силе и смелости, и Юля творили. Я не знаю, можно ли повторить то, что произошло. Казалось, этот  тренинг создался именно для нас.  Точнее мы сами его сотворили. Наше ровное единство. Жизнь подкидывала ситуации, в которых мы и проживали тренинг в реальности. Их нельзя было спланировать. Мы сами их создали. Как и создали наше пространство. Пространство, где происходили чудеса и щедрость. Наша и мужская. Не помню, точно, что происходило с подарками мужчин, но точно помню, как выхожу из палатки и вижу – стоит Юля у палатки и ждет меня. Стоит с осиной, которую я искала.
Юля. Абсолютно не вписывающаяся с общепринятые, точнее насаждаемые модой, стандарты женственности и действительно женщина и Хозяйка. Задавшая направление и давшая нам жить в своем темпе и сделать то, к чему мы уже были готовы. Дававшая не час, не два, а много больше. Даже, если за этот промежуток мы делали не 10 шагов, а шаг. А иногда и полшага к себе. Находящаяся рядом в состоянии: «Я помогу, если тебе не будет хватать сил, знаний, умений самой это прожить» и тонко чувствующая происходящее.
Юля, которая смогла меня, так часто разворачивающуюся от боли, проснувшейся во мне от происходящего, и уходящую, хлопнув дверью… смогла в этих внезапных и ошеломляющих эмоциях показать то, что я проскакивала; то, что многие другие тренеры, коучи, психологи не смогли и даже продолжали мой сценарий.
Юля, которая, как бы это не было мне тяжело, больно и сложно слушать, давала каждой участнице сказать то, что она чувствует в этот момент. Обратную связь. И девочки говорили. Чувствуют, что чувствуют напряжение. Напряжение, что идет от меня. Как и чувствуют его другие в моей обычной жизни.
Вся неделя была неделей чувствования себя, своих состояний и состояний других. Эта фраза:" Что ТЫ чувствуешь? Что ТЫ СЕЙЧАС чувствуешь?"
Задач я ставила много. И все вариации состояния «Я - Хозяйка своей жизни»
И разные состояния жертвы; боли, что ее зовет, мы убирали. Слова не передадут то, что мы пережили, прожили, но напишу
Писали обиды, боль, запреты «хорошей девочки» и на своем теле, точнее на ватмане, на котором был обрисован контур тела, выплескивали краской то, что от всего от этого сохранилось в нашем теле. И потом сжигали. 
Проживали на себе треугольник Карпмана. Переносили на маску одно из состояний, раскрашивали и сжигали ее.
Знаете, я впервые услышала, что все три состояния треугольника, это состояния жертвы. И эмоции они проживают яркие. Очень яркие эмоции проживают эти жертвы, даже если они и в состоянии Спасателя или Преследователя. И, наверное, без них, этих эмоций скучновато жить. 
Прыгали через костер. Иногда плакали, иногда кричали.
Осознавали это простое и сложное: «Я есть… Я есть. Я есть!». Как будто впервые… удивленно… радостно… спокойно и основательно и просто одновременно
Я писала свои правила, правила своей жизни и понимала, что я давно живу уже по своим правилам, а не по маминым. Своей жизнью, а не маминой. 
Работали с обидами.
Я много знаю инструментов с обидами, с такими эмоциями как злость, как ненависть. Не знаю то ли все совпало, то ли это инструмент такой, но я маленьким ножиком я тыкала в картошку и с ней выплескивала свою ненависть, которая долго, уже почти 40 лет копилась во мне.
Отпустила обиду. Одну из детских. Взяла в начале простую - мама отрезала подкладку от моей юбки для юбки сестры к 1 сентября в мои лет 18. Начала работать. И пришла ситуация, когда мне делали операцию и я была в больнице одна.  Сидела в лесу с состоянием беспомощности ребенка, который то смотрит в окно, то теребит простынку. И плакала взахлеб как та малышка. И побывала на месте родителей. Я просто сидела в лесу и вместо простыни перебирала кору дерева. Может сработало то, что я очень много злости, ненависти выплеснула, когда вырисовала в контуре моего тела обиды; отдала в маску свою колючесть и просто, когда обиды переносила на картошку, с которой потом ходила полдня. Всю ненависть на нее с ударами ножом выплеснула. А может… Просто время пришло. При этом ситуация с больницей в общем не вызывала никаких эмоций - эпизод из детства.

Вот такая была лесная неделя, после которой все будет по-иному

О путешествии - в других постах