четверг, 1 августа 2019 г.

Работа над родословной в архивах ФСБ и МВД


В нашей стране за прошлое столетие произошло много событий, оставивших в людях страх и боль. Многие события и люди оказались просто вымещены из памяти. Так было и в моей семье. Мои поиски вынуждены идти, обходя страхи моих предыдущих поколений.

А правда… Правда у всех своя. Сложно кого-то убеждать в обратном. Часто не результативно и как минимум ущербно по времени и вложенным эмоциям. А вот просто делать то, что можешь – это можно попробовать



Семейное захоронение Кирилловых в деревне Турны Валдайского района Новгородской области

Летом прошлого года я попросила маму и сестру поговорить с сестрой бабушки о старших. В результате у нас появилась информация о том, где жила и где была похоронена моя прапрабабушка по маме – Кириллова Ульяна. Поиски деревни Закидово увенчались успехом и я поехала туда с задачей найти родовой дом. По рассказам он был такой там единственный – с резными ставнями. Дома я не нашла, но, немного проехав, нашла рядом, расположенное у деревни Турны, кладбище. Пройдя все кладбище, в конце его я нашла семейное захоронение и смогла идентифицировать его по фамилиям и фотографиям. Да, это было не просто – найти то самое кладбище с ориентиром на деревню Сопки, которая не одна в округе. Да, церкви уже разрушены. В лесной глуши в Закидово, куда в дождливое лето по просеке и не проедешь, сейчас живут практически одни дачники. А в деревне Турны осталось всего два дома.


Приехав домой, у меня впервые появилась мысль поискать информацию по мужу моей двоюродной прабабушки, похороненной там же. Его всегда все вспоминали как «Скуин Жан Мартынович, латыш». И я нашла его в списке репрессированных и расстрелянных в Ленинградском Мартирологе. И именно с такой формулировкой. Пару месяцев спустя, уже начав учебу в школе практической генеалогии, после общения с Анатолием Яковлевичем Разумовым я написала запрос в ФСБ с просьбой об ознакомлении с его делом. И мне разрешили! Просто попробуйте осознать, что мне разрешили ознакомиться с делом мужа моей двоюродной прабабушки в архиве ФСБ! Такая структура! Нет подтверждения родства! Но это все-таки архив и, если дело начато более 75 лет назад и , если есть подтверждения, что дело было, то есть шанс получить информацию. 

Общение с сотрудником ФСБ во время работы с делом дало мне и информацию и о сестре прабабушки. После нашего разговора сотрудник вышел и вернувшись рассказал то, что не было записано в деле ее мужа – о том, что она была выслана из Ленинграда. И посоветовал искать ссыльное дело в МВД. Результатом работы с архивом МВД стала реабилитация Скуиной (Кирилловой в девичестве) Прасковьи Кирилловны. Я, к сожалению, не могу пока получить документ об ее реабилитации. У меня нет пока документов, подтверждающих мое родство и смерть Прасковьи Кирилловны. Документы подготовила сотрудница МВД без моей просьбы. Но, как бы то ни было, ее реабилитировали. А в семье про нее всегда говорили, что она была в эвакуации. Мне чувствуется, что такие небольшие чудеса возможны, когда есть искренность и конкретные дела.

Кириллловы Татьяна (Тарасова), Ульяна, Прасковья (Скуина), Клавдия (вверху).

Комментариев нет:

Отправить комментарий